Новости и события

Не больше, чем президент

Депутаты предлагают ограничить аппетиты топ-менеджеров

На Охотном Ряду рассматривается законопроект, который предлагает ограничить зарплаты руководителей государственных корпораций. Экономисты готовы согласиться с парламентариями, что проблема существует, но предлагают восстанавливать справедливость другими методами.

Не всё, как на Западе

Не так давно журнал «Форбс» опубликовал список самых высокооплачиваемых топ-менеджеров РФ. Парадоксально, но все верхние строчки заняли руководители компаний, принадлежащих государству. Возглавил рейтинг президент «Роснефти» Игорь Сечин с годовым доходом в 50 миллионов долларов, вторая строчка досталась Андрею Костину, президенту — председателю правления Банка ВТБ, зарплату которого журнал оценил в 35 миллионов, за ним следует глава Газпрома Алексей Миллер c 25 миллионами. Четвёртое и пятое место заняли Андрей Акимов, руководящий Газпром­банком, и Герман Греф, председатель правления Сбербанка, c 15 миллионами. Первый «частник», упомянутый в рейтинге, — генеральный директор Группы ОНЭКСИМ­ Дмитрий Разумов получил лишь почётное седьмое место.

- Должна быть справедливость в области материального вознаграждения за труд, — убеждён депутат от «Справедливой России» Олег Нилов. По его мнению, топ-менеджер государственной компании не должен получать компенсацию за свой труд больше, чем зарабатывает президент страны. По подсчётам газеты «Ведомости», зарплата президента составляет сегодня чуть меньше 270 000 рублей в месяц, или немногим больше ста тысяч долларов в год.

На Западе топ-менеджеры крупных корпораций тоже получают больше, чем президенты тех стран, где расположены штаб-квартиры этих корпораций. Однако государство, как правило, обеспечивает президента благами, которые не сводятся к зарплате. Так считает старший научный сотрудник Лаборатории исследований рынка труда Высшей школы экономики Сергей Солнцев:

- Это и проживание, и транспорт, и отдых, — говорит он. — Так что, с моей точки зрения, прямое сравнение тут не совсем корректно. Кроме того, он подчёркивает, что руководители, вошедшие в список «Форбс», управляют крупнейшими компаниями в России, и нет ничего странного, что именно они занимают первые строчки в рейтинге зарплат.

«Утечки мозгов» не будет

Существуют опасения, что ограничение зарплат топ-менедж­менту поставит государственные корпорации в неравные условия. Сторонники этой точки зрения апеллируют к законам рынка: крупные специалисты, которые сегодня работают в госкомпаниях, предпочтут им частные структуры или вовсе уедут работать на Запад.

- Цены у нас, как в Европе, а зарплаты у врачей ниже, так почему топ-менеджеры в этом случае должны получать зарплаты, сопоставимые с теми, которые получают их коллеги за рубежом? — не согласен с этой позицией инициатор законопроекта Олег Нилов. — В некоторых странах, например в Скандинавии, есть закон, что на одном предприятии, не важно, в чьей оно собственности находится, заработная плата не может различаться более чем в пять-семь раз. В нашей стране такая разница порой достигает тысячи раз. И это не просто разница — это пропасть, которая приводит к социальной напряжённости. Мы не желаем никому зла, наш законопроект нужен для того, чтобы как раз обезопасить тех, кому сегодня кажется, что они поймали жар-птицу и что это навсегда.

По мнению депутата, рынок должен определять зарплаты менеджеров частных, а не государственных предприятий:

- Государство дало им нед­ра, стартовый капитал, подстрахует, если случится кризис. Какой же это рынок? Если государство является собственником, то именно государство и должно определять, какими будут зарплаты, отчис­ления, какую инфраструктуру будут строить компании, будут они покупать футболистов или строить детские лагеря. Хочется получать больше — идите в частные компании, чей менедж­мент несёт куда большие риски, потому что государство в случае неприятностей не прибежит к ним на помощь и не спасёт бизнес.

Впрочем, о рынке труда и о «рыночной» зарплате для топ-менеджеров не готов говорить и Сергей Солнцев. Назначения на пост руководителей крупных государственных корпораций вообще не стоит расценивать с рыночных позиций, убеждён эксперт, потому что, как правило, это назначения политические.

Каждому — по труду

Важно отметить, что рейтинг, составленный журналом «Форбс», учитывает не столько зарплаты, сколько общий доход управленца. В коммерческих компаниях руководитель, кроме относительно небольшой фиксированной части, получает определённый процент от прибыли, и чем компания под его руководством становится богаче, тем больше будет его вознаграждение, которое, как правило, реализуется через бонусы, опционы и выплаты, напрямую не имеющие к зарплатной ставке никакого отношения.

По какой схеме формируется зарплата в каждой из государственных корпораций, сказать сложно, равно как сложно сказать, и насколько велика фиксированная часть, какие параметры учитываются там при начислении бонусов. Все пять компаний, упомянутых нами выше, по запросу «Парламентской газеты» отказались раскрыть эту информацию. Известно, что в частных корпорациях подобные критерии определяют владельцы, которые и заключают с топ-менеджером контракт, вынося его на голосование совета директоров или собрания акционеров.

- В мировой практике, если менеджер работает плохо, бонусы он не получает. Насколько хорошо перечисленные топ-менеджеры госкомпаний управляют своими корпорациями, отдельный вопрос, — говорит Сергей Солнцев. Тут он делает многозначительную паузу.

В целом сегодня на рынке труда зарплаты в государственных компаниях, и не только в сегменте топ-менеджмента, но и для рядовых работников, выше, чем в частных. Это заставляет последних повышать оклады своим сотрудникам, чтобы выглядеть конкурентно на фоне государственных, так что расстановка в списке «Форбс» отражает общее положение дел на рынке труда, подчёркивает экономист. С депутатом он не согласен лишь в одном: чтобы навести порядок в госкорпорациях, ограничивать зарплаты необязательно.

По мнению эксперта, стоит разработать систему объективной оценки того, насколько эффективно топ-менеджеры управляют государственными компаниями. Причём среди критериев эффективности своё место должны найти не только параметры прибыли или оборота, но и насколько хорошо компании выполняют социальные функции, возложенные на них государством. Если размер зарплат и бонусов будет законодательно привязан к этой эффективности, возможно, в будущем данные «Форбс» о компенсациях высшему менеджменту не будут вызывать столько нареканий, сколько они вызывают сегодня.

 


Источник: http://www.pnp.ru


ПОДЕЛИТЬСЯ


Комментарии

    Оставить свой комментарий